Треснутое стекло создает уникальный рисунок, который невозможно повторить или подделать. Основатель львовского стартапа UATAG Тарас Родцевич решил построить на этом инновационный бизнес. Осенью 2018 года UATAG вошел в число 50 лучших стартапов на калифорнийской конференции TechCrunch Disrupt – мероприятии, на которое съезжаются самые перспективные проекты со всего мира. Цель Родцевича на 2019 год – $500 000 инвестиций.

Стекло и блокчейн: как это работает?

UATAG разрабатывает инновационное решение для защиты товаров и грузов от подделок, основанное на технологии блокчейн и… разбитом стекле.

Идея использовать узор разбитого стекла принадлежит основателю львовской IT-компании Intelex Тарасу Родцевичу. Если человека можно идентифицировать по отпечаткам пальцев или сетчатке глаза, то с предметами сложнее – нет такого уникального кода, который можно использовать и быть на 100% уверенным, что предмет защищен от подделки. Родцевич долго обдумывал эту проблему и обсуждал ее с коллегами. Проанализировав много предметов, обладающих уникальным узором, они пришли к выводу, что единственный элемент, с помощью которого наверняка можно идентифицировать подлинность – это разбитое стекло.

«Узор, который создают трещины, абсолютно уникален, его невозможно повторить или воссоздать», – говорит предприниматель. Идея родилась в 2017 году – тогда Родцевич и его коллеги стали разрабатывать бирку с треснутым стеклом, которую можно будет присваивать предметам для определения подлинности.

Есть ряд сфер, которые по разным причинам особо чувствительны к подделкам: ритейл эксклюзивных товаров (одежда, обувь, украшения, электроника и медицинское оборудование), логистика ценных грузов, предметы искусства и антиквариат. Изучив, как компании из этих сфер защищают свои товары, Родцевич пришел к выводу, что большинство предлагаемых решений только усложняют возможность подделки, но не гарантируют стопроцентной защиты.

Например, многие мировые модные бренды используют защитную технологию Certilogo. Уникальный цифровой код, который нанесен на товар, можно ввести на сайте и понять, действительно ли вещь подлинная. Но такой код с высокой вероятностью можно скопировать и поместить на тысячу подобных товаров.

Для защиты от подделок также часто используют голограммы, скрытые QR-коды, специальную упаковку, невидимые чернила. Однако любой сотрудник компании, которая делает QR-коды, может подделать этот код или передать кому-то методологию его создания. Защититься от подобного очень сложно. А вот использование узора треснутого стекла исключает возможность подделки идентификационной бирки даже сотрудником компании-разработчика.

Для максимальной защиты от подделок и утечки в UATAG решили использовать технологию блокчейн. Изображение каждой уникальной бирки с кусочком стекла помещается в цифровой реестр, доступ к которому можно получить через QR-код, и сравнить с биркой на товаре. Здесь важную роль играет обычное, казалось бы, свойство стекла – прозрачность. Для проверки подлинности достаточно приложить прозрачную бирку на экран смартфона с изображением и сравнить трещины.

По словам Тараса Родцевича, у команды UATAG, которая поначалу состояла всего из двух человек, целый год ушел на изучение рынка и патентной базы, а также на патентование собственного решения. Уже после получения патента команда взялась совершенствовать прототип и продвигать продукт.

Музейные ценности

Поначалу у разработчиков было больше 20 вариантов прототипов и множество итераций. Самым узким местом в прототипировании был способ крепления бирки к предмету.

Сначала основатели UATAG пытались создать одну универсальную бирку, но быстро поняли, что для разных предметов необходимо делать бирки разных типов. «Скажем, для крепления на грузовые контейнеры нам нужна была пломба, а для одежды, украшений или предметов искусства – небольшая наклейка, которую невозможно снять, не повредив ее».

Другая сложность, с которой столкнулась команда – поиск подходящего оборудования для создания прототипов. Поскольку решение нестандартное, то разработчикам приходилось по возможности адаптировать существующее производство под него.

Сейчас производство и сборка пломб и бирок находятся во Львове. Пока UATAG производят тестовые партии по несколько тысяч образцов для компаний-партнеров, которые хотят протестировать решение.

По словам Родцевича, проект нацелен на внешние рынки, но поскольку это небыстрый процесс, сейчас компания начала сотрудничать с некоторыми украинскими брендами и уже поставляет им тестовые партии. «Сотрудничаем с «Укрзализныцей», брендом Dodo Socks и рядом логистических компаний», – рассказывает CMO стартапа Галина Вильчинская.

Еще одним партнером команды стал Национальный музей истории Украины, который проявил интерес к использованию бирок в своих фондах – там сталкивались с подделками и подменами нумизматики и драгоценных металлов.

В создание прототипов, R&D и маркетинговое продвижение команда вложила собственные средства в размере $50 000. Сейчас каждая бирка изготавливается вручную, поэтому себестоимость одной штуки составляет примерно 10 грн.  Налаживание серийного производства снизит себестоимость до 10 центов. А полная автоматизация производственных процессов может гарантировать себестоимость одной бирки всего в один цент, говорит Родцевич.

К 2019 году команда стартапа расширилась – к Тарасу присоединились технический директор и маркетолог. Кроме того, UATAG сотрудничает с веб-девелоперами и тестировщиками из «материнской» компании Intelex.

Как попасть на TechCrunch

Весь 2018 год UATAG ездил по технологическим конференциям и питчингам. Свой продукт команда проекта показывала на мероприятиях в Израиле, Голландии, Германии, Китае, Португалии и других странах. А в сентябре стартап пригласили в Сан-Франциско на конференцию TechCrunch Disrupt.

По словам Родцевича, на TechCrunch Disrupt ежегодно выделяется определенная квота для стартапов, которые получают приглашение и участвуют в ивенте бесплатно. «Мы просто отправили заявку, они рассмотрели проект и позвали нас», – говорит Тарас. По итогам этого отбора UATAG попал в топ-50 лучших стартапов года и в топ-3 в категории «Безопасность».

Участие в конференции принесло львовскому проекту немало пользы. «Нам удалось провести showcase перед огромной аудиторией инвесторов и экспертов, получить массу фидбека и теплых контактов», – рассказывает Тарас.

Технологические ивенты вроде TechCrunch Disrupt дают дополнительные возможности для продвижения в виде так называемых matchmaking-платформ –  специальных пространств, где люди, которые могут быть потенциально заинтересованы в сотрудничестве, назначают встречи, знакомятся, обмениваются контактами.

«Именно после ивентов и публичных питчингов мы получаем предложения инвесторов и потенциальных партнеров – от тех, кто видел продукт или получил рекомендации. Нетворкинг на ивентах помог нам найти тех, кто заинтересован и готов инвестировать в наш проект», – говорят основатели UATAG.

Сейчас команда ведет переговоры о финансировании с несколькими инвесторами и фондами, имена которых не раскрывают. Для того, чтобы наладить серийное производство и выйти на зарубежные рынки, стартап планирует привлечь $500 000 от сторонних инвесторов в течение следующего года.

UATAG на IT Arena во Львове

Впрочем, независимым экспертам пока сложно оценить инвестпривлекательность этого решения, основываясь на открытой информации. «UATAG нацелена на решение очень большой — многомиллиардной, а по некоторым оценкам даже триллионной — проблемы подделок. На этом рынке уже появилось много стартапов, включая более «поздние» Everledger, ScanTrust и NeuroTags, что подтверждает его привлекательность, – говорит исполнительный директор венчурного фонда GR Capital Максим Филиппов.

Таким образом, проект удовлетворяет, как минимум, одному условию инвестиционной привлекательности для проектов на ранней стадии – рынок есть. Но кроме рынка есть еще два элемента – команда и продукт. «Если команда UATAG способна подтвердить востребованность решения, то, безусловно, компания может быть интересна для инвестиций. Пока с этим у команды есть сложности. Если они еще ищут свой product/market fit, то для привлечения инвесторов это очень ранняя стадия», – считает Филиппов.